Всего в Смородине 125 002 объектов и 9 380 участников
Путешествия по России
22 июля 2016, 12:59 от Derimova Alena 0 0 129

Балаклава. Объект 825 ГТС

Подземная противоатомная база подводных лодок в Балаклаве – «черная дыра» Черноморского флота СССР, почти 30 лет хранившая свою тайну от мира.

Балаклавская бухта издавна служила пристанищем для флотов. Извилистая и глубоко врезавшаяся в берег она помогала оставаться невидимыми со стороны моря кораблям. Здешние скалы еще помнят тавров и греков, римлян и генуэзцев, запорожских казаков и турок. Достоинство бухты, как военной базы, во время Крымской войны (1853—1856) оценили англичане и французы, а во время Второй мировой (1939-1941) – немцы. Вот как раз вскоре после окончания последней и начинается история сверхсекретного объекта 825 ГТС.

Долголетнее противостояние Востока и Запада, впоследствии названного «холодной войной», создание НАТО и наращивание мирового ядерного арсенала– все это звенья одной цепи, логическим продолжением которой и стало решение правительства в 1951 году о создании секретного военного комплекса под землей.

С того момента город Балаклава, бухту которого и выбрали для осуществления задуманного, «закрывается» - въезд в него разрешен только по спецпропускам и только через КПП. В 1953 г. в горе Таврос начинается секретное строительство уникальногопротивоатомногоподземного сооружения высшей категории устойчивости – это значит, что комплекс должен был выстоять без всякого ущерба при прямом попадании атомной бомбы мощностью 100-килотонн (мощность «Малыша», сброшенного на Хиросиму, составляла 13 килотонн).

По проекту около 15 тыс. кв.м площадей предназначались для укрытия подводных лодок, доковых ремонтных работ и восстановления боеспособности кораблей. В случае войны отдельная часть спеццеха ремонтного завода использовалась бы как убежище, рассчитанное на автономное пребывание в нем в течение 30 суток нескольких тысяч человек: военных, служащих и жителей Балаклавы.

Строили базу силами специально созданного подразделения Черноморского флота, к которым через три года, в 1956-м, присоединили метростроевцев, имевших опыт работ с подземными сооружениями на Кавказе. В течение пяти лет, круглосуточно, в пять смен, вырабатывалась порода и под покровом ночи вывозилась на баржах в море. В режиме полной секретности – даже соседние участки не знали, у кого какая задача – возводились причалы, клались рельсы, строились шлюзовые камеры, хранилища, цеха, арсеналы…

К 1961 году гору Тавроспрорезал огромный сквозной канал – длиной 608 м, шириной – от 10 до 24 м и глубиной – 8 м. В нем спокойно могли укрыться или встать на ремонт в сухой док сразу несколько (до семи) средних торпедных дизель-электрических подлодок. С одной стороны канала располагался объект 820 «Арсенал», с другой – объект 825 ГТС «Спеццех судоремзавода».

При создании комплекса реализовали много уникальных на тот момент конструкторских и инженерных решений. Одно из них - передвижные батопорты (морские ворота) с обеих сторон водного канала, предназначенные для герметичного блокирования входов в случае угрозы. Их вес около 150 т. Со стороны моря вход перекрывался батопортом, состоящим из четырех массивных железобетонных плит, который работал по типу выдвижных дверей. В открытом состоянии плиты находились в специальных нишах в скале, а при закрывании опирались на понтонное основание. Со стороны бухты - батопортом в виде металлического короба, состоящего из отдельных секций, который выдвигался с помощью кран-балки.

Кроме батопортов, входы в канал закрывались маскировочной сетью в цвет скал.

Все основные составляющие комплекса – ремонтно-техническое подразделение, топливное хранилище вместимостью до 4 тыс тонн и спеццех – были автономны и соединялись друг другом сетью потерн и специальных помещений. Для гашения силы ударной волны при атомном взрыве потерны строились в форме дуги с радиусом 30.

Сухой док - особое сооружение всего комплекса, предназначенное для ремонта подводных лодок. Попадали они в него из главного канала. Для этого док - железобетонной бассейн длиной 102 м и шириной 10 м – заполнялся водой через кингстоны малого батопорта.

Службы в околодоковой части размещались на двух этажах. На первом – цеха со станками, производственные участки для ремонта электро- и гидрооборудования, компрессорная, холодильная установка, а также медпункт и столовая. На втором - кабинеты руководства и красный уголок.

В минно-торпедной части комплекса проводилась проверка и подготовка боезапаса подводных лодок, заполнение торпед энергокомпонентами, регулировка аппаратуры самонаведения. Перемещали торпеды внутри базы только вручную по рельсовому пути, проложенному в потернах, на особых транспортных тележках. Латунные ободья колес и алюминиевая поверхность этих тележек предотвращали от появления искр при движении.

Работало на объекте около 140-150 человек (точные цифры до сих пор под грифом секретности). Каждый из них имел обычный пропуск сотрудника судоремонтного завода «Металлист», но с особым знаком, который и открывал доступ на базу. Кроме того, все они давали подписку о неразглашении военных тайн и на много лет становились «невыездными». Официально объект №825 ГТС назывался городской телефонной станцией.

В начале 1990-х перестала существовать страна, которая возводила и содержала комплекс. С распадом великой державы военные силы и базы поделили между суверенными странами. В 1991-94 гг подводная флотилия ЧФ России покинула Балаклаву. Украине досталась только одна субмарина, и та была уже слишком сложна и велика по размерам для исчерпывающего свои технические ресурсы завода. Государственной программы по кораблестроению в целом и деятельности этой базы в частности не имелось. Объект стоял без надлежащей охраны. И, как часто бывает в таких случаях, ценное оборудование вывезли, металл срезали предприимчивые добытчики, кабели вырвали…Хаос и запустение воцарились в тоннелях.

И только в 2002 году подземный комплекс передали в распоряжение Центрального музея Вооруженных сил Украины. К сожалению, большая часть инженерных коммуникаций, технических устройств и оборудования уже утрачена, но и оставшееся впечатляет.

Балаклавская база подводных лодок, по мнению историков и военных, единственный на территории бывшего Союза исторический памятник грандиозного военно-технического строительства времен «холодной войны».