Всего в Смородине 125 010 объектов и 9 383 участников
Путешествия по России
Banner ostrov4

Охотничий дом Юсупова

Рейтинг oбъекта: 1

Мнение посетителей

Памятник архитектуры
Историческое место

Республика Крым, Бахчисарайский район, село Соколиное
Широта: 44.548028 (44° 32' 52.901" N)
Долгота: 33.960205 (33° 57' 36.738" E)
Без выходных
Полнота информации
100%

Описание

Охотничий дом князя Юсупова (также Юсуповский дворец, Аскерин) — дворец князя Феликса Юсупова в селе Соколиное Бахчисарайского района Крыма, памятник архитектуры местного значения. Построен в 1908—1912 годах, по проекту ялтинского архитектора Николая Петровича Краснова, в восточном стиле, с использованием мотивов ханского дворца в Бахчисарае.

В 1908 году Юсуповы в Коккозах (ныне Соколиное) приобрели имение, в котором, по желанию Зинаиды Николаевны Юсуповой, было решено построить «дом в местном стиле». Строительство поручили главному архитектору Ялты Николаю Петровичу Краснову, который в это время уже был занят сооружением Кореизского (для великого князя Петра Николаевича) и Ливадийского дворцов.

Уже будучи в эмиграции Феликс Юсупов оставил воспоминания о дворце:

«Дворец был белый, с крышей из старинной черепицы, покрытой глазурью, которой патина времени придала разные оттенки зеленого цвета. Его окружал виноградник, маленький ручей бежал у стен — с балкона можно было ловить форель. Внутри мебель, крашенная яркими красными, синими и зелеными цветами, была скопирована со старинной татарской. Восточные ткани покрывали диваны и стены. Большая столовая днем освещалась через персидские витражи на потолке. Вечером, освещенные изнутри, они пропускали в комнату переливчатый свет, гармонично смешивавшийся со светом свечей на столе. Одна из стен была украшена мраморным фонтаном, где вода текла капля за каплей с нежным жалобным звуком по множеству маленьких раковин, из одной в другую. Этот фонтан был точным воспроизведением того, что находился во дворце хана... Голубой глаз находился повсюду: в витражах, над фонтаном, в кипарисовом парке и в восточной орнаментике столовых приборов…» Также в комплекс дворца входили: мост через Коккозку, за ним — мечеть — подарок князя местному населению. Дворец посещали Николай II и король Португалии Мануэл II.

При советской власти во дворце располагалась турбаза Орлиный залёт, во время оккупации Крыма в 1941—1944 годах — то ли казино, то ли бордель, само имение сильно пострадало. В послевоенное время размещались школа, сельсовет, клуб, музей, вновь турбаза и, наконец, школа-интернат.

Своеобразным культурным наследством для Крыма остались имения и дворцы, возведенные в эпоху российской монархии. Здесь любили отдыхать представители царской семьи и дворянских родов. Некоторые имели по несколько «дач» в разных уголках благословенной Тавриды. К числу таковых относился и древний род князей Юсуповых.

Будучи одной из богатейший семей дореволюционной России, они могли себе позволить постройку множества, выражаясь современным языком, объектов недвижимости. Всего историки насчитывают 57 дворцов в разных городах и селениях. В частности, в Крыму им принадлежали дворец в Кореизе, частный дом в Балаклаве (ныне заброшенный) и так называемый «охотничий домик» в селе Коккозы (после 1945 г. Соколиное), Бахчисарайского района. О последнем и пойдет речь.

Поселение Коккозы имеет свою, очень древнюю историю. Его название в переводе с крымскотатарского означает «голубой глаз» или «голубоглазый». Историки предполагают, что это связано с готами, жившими тут примерно в III в., которые, в отличие от тюркских и индоиранских местных народностей, имели светлый цвет глаз. А может и с более поздними племенами – половцами (кипчаками), в X-XI вв. пришедшими в Крым с Волги и Урала.

Есть и более «приземленная» версия объяснения названия. «Коз» в переносном смысле означает «родник» или «озеро». А уж разнообразных источников и водоемов вокруг села хватало.

Да и в целом окружающая село природа — чистая горная река Коккозка, каскады водопадов, изумрудная зелень лесов — не могла не тронуть впечатлительную натуру. Видимо, потому выбор Зинаиды Юсуповой при выборе места для отдыха и пал на эти, не самые людные, края. Супруга князя Феликса Юсупова графа Сумарокова-Эльстена губернатора Москвы, считалась одной из наиболее блистательных женщин в Европе того времени. Во вкусе ей было не отказать. Именно она в общении с архитектором высказала мнение, что охотничий домик должен быть построен как «нечто в татарском вкусе».

Зодчим выбрали Николая Краснова — главного архитектора Ялты, создателя Ливадийского дворца и многих других, более мелких построек для российской знати в Крыму. В 1908 г., когда княжеская чета приобрела имение в Коккозах, он как раз заканчивал перестройку дачи «Розовый дом», которая нынче знакома всем как Юсуповский дворец в Кореизе. Параллельно с финалом тамошних работ, архитектор принялся за новую работу.

Сохранились эскизы Краснова, выполненные цветной акварелью. На них видно легкое строение в восточном стиле, с белоснежными стенами и темно-зеленой крышей, утопающее в окружающих розовых красках цветущих деревьев. Кроме пожелания Зинаиды Юсуповой, на работу зодчего повлияла и десятилетняя работа над реставрацией ханского дворца в Бахчисарае, а также то, что возводить в здешних краях здание в европейском стиле было бы не совсем уместно. В итоге здание соорудили в духе «национально-романтического модерна».

Сегодня можно только вообразить, какое великолепие представало перед глазами путника, переходившего по мостику речку и видевшего впереди Юсуповский дворец. Да уж, «домиком» детище Николая Краснова назвать было крайне сложно. При постройке использовался прием из татарской архитектуры — когда за вспомогательными постройками возникают главные и боковые фасады самого дворца. С первого взгляда кажется, чтостроения нагромождены крайне хаотичны, но постепенно понимаешь задумку. Например, бельведер (надстройка над зданием) только со стороны главного входа возвышается четко по центру, создавая ощущения величественного минарета.

Строили охотничий домик из белого известняка, а крышу покрывали майоликовой черепицей. Изготовили ее на заказ по старинной технологии татарские мастера из соседних деревень, И.К. Гаврик и Курты Мемет Булат-оглу. Ее зеленовато-морской цвет имитировал старинную патину и являлся особым предметом гордости архитектора.

Окна в здании сделали стрельчатыми, с ажурными переплетениями. В башне с обходной арочной галереей располагалась столовая. Гостиная занимала два этажа, имитируя зал для молебнов в мечетях. Вокруг нее располагалась обширная терраса.

Особое место в интерьерах дворца отвели символу поселка. Так, слева от главного входа, в стене, до сих пор находится фонтан «Голубой глаз». Неглубокая стрельчатая ниша облицована майоликовой плиткой, тоже зеленоватых оттенков. Центральное изображение — стилизованный голубой глаз из керамики, из которого струилась родниковая вода. Бытовало мнение, что она целебная.

Витражная композиция в парадном холле также повторяла мотив глаза, в оконных переплетах можно явственно увидеть тот же символ, и даже, говорят, столовая утварь имела подобный знак.

Кроме «Глаза» здесь находились еще несколько фонтанов. Внутренний, размещенный в гостиной, соорудили как точную копию бахчисарайского «Фонтана слез». В 30-е гг. ХХ в. его, к сожалению, перенесли в Никитский Ботанический сад, где он стоит под сенью древнего платана.

Фонтан «Сказка» стоял в фойе, при выходе в парк. Две жар-птицы с женскими головами и бюстами, выполненные из цветной майолики, создавались по мотивам местной легенды. До сегодняшних дней фонтан не сохранился.

Внутренние стены здания в Соколином расписывали художники Строгановского училища (Москва). Все внутри, по задумке Краснова, тоже отвечало тематике востока. Гостиная стала похожа на большую беседку за счет проемов разных форм, «изрезавших» стены в два ряда. Мебель разукрасили в синие, красные и зеленые цвета — типичные для татар. Потолки и стены пестрели витражами, диваны покрывали восточные покрывала. Дополнительный колорит вносили такие детали как ковры и циновки, светильники и подушки.

Гостям юсуповского имения также предлагалось оценить парк, разбитый вокруг дворца. Здесь они могли прогуливаться под фруктовыми деревьями и кипарисами, любоваться стройными рядами виноградников, отдыхать в беседках (каждая из них называлась по-своему) или на полянах с небольшими озерцами. Любителям рыбной ловли предоставлялась возможность «поохотиться» на форель, водившуюся в искусственном ручье, окружавшем дворец с двух сторон. Выход в парк шел через арку с кованной бронзовой решетчатой дверью.

Юсуповы, принадлежавшие к роду с достойными воинами, нарекли свою усадьбу «Аскерин», что означает «принадлежащая военному».

Сразу после окончания строительства, законченного всего за два года, имение стало любимым детищем хозяев и приобрело популярность среди гостей семейства. Император Николай Второй, одним из первых посетившим дом, писал своей матери Марии Федоровне: «неделю назад Юсуповы пригласили Ольгу, Татьяну и меня в их новое имение Коккоз… по ту сторону Ай-Петри. Дом, только что выстроенный арх. Красновым в старом татарском стиле; очень красиво и оригинально».

В 1914 г. Зинаида Юсупова подарила Коккозское имение княжне Ирине Александровне Романовой, племяннице Николая Второго, в честь ее бракосочетания с собственным сыном Феликсом. Визиты гостей в Крымский «охотничий домик» продолжались.

Для полноты впечатлений обратимся к мемуарам самого Феликса Юсупова, изданным в 1953 г. В самом начале он упоминает, что «прежняя усадьба пришла в упадок, и матушка на месте ее выстроила новый дом...». Интересно, что покупка земли в Коккозах состоялась после гибели на дуэли старшего брата Феликса — Николая. Ему было всего лишь 25 лет. Возможно, семья захотела каким-то образом отвлечься от печального события, потому и занялась постройкой.

Далее Феликс Феликсович предается воспоминаниям о счастливых временах, проведенных в имении: «Кокоз находился в пяти верстах от Кореиза, и я часто привозил сюда друзей. К услугам гостей имелся татарский гардероб. К ужину все разряжались по-татарски. Португальскому королю Иммануилу так понравилась усадьба, что он мечтал остаться в Кокозе навсегда. Императорская семья тоже любила Кокоз и часто наезжала к нам.

В лесах ближних гор водились лоси. Мы завели охотничьи сторожки и частенько обедали там во время прогулок. Один домик стоял высоко на горе над ложбиной и называли его «орлиное гнездо». Мы закидывали камни на скалы, чтобы спугнуть орлов, и они взмывали и кружили над ложбиной.

Однажды после охоты отец пригласил на обед эмира Бухарского со свитой. Обедали весело. Под конец подали кофе и ликеры. Камердинер внес поднос с сигаретами. Спросили у эмира позволения закурить. Закурили… Вдруг точно ружейные залпы. Поднялась паника. Все ринулись вон из залы, решив, что это покушенье. Я остался один и хохотал до слез действию собственной шутки: сигареты с сюрпризом я привез из Парижа. Смех меня выдал. И досталось же мне! Однако несколько дней спустя эмир пожаловал к нам снова и приколол к моей груди брильянтово-рубиновую звезду, их высшую государственную награду! После чего он захотел сфотографироваться со мной… Одному эмиру Бухарскому понравилась моя шутка».

А потом — все закончилось, увеселения, гости и охоты. Грянула революция, за ней гражданская война. Феликс Юсупов с женой Ириной спешно бежали во Францию. На смену старым хозяевам пришли новые, в лице советской власти. В доме размещались экскурсионная база и сельсовет.

В период оккупации Крыма гитлеровскими войсками дворец «приютил» в своих стенах штаб контрразведывательной части майора Генберга, продуктовый склад и казино (публичный дом) для немецких офицеров. В то же время вырубили чудесный парк — захватчики опасались партизанских диверсий.

С пребыванием фашистов в Коккозах связан еще один интересный факт. В юсуповском имении базировался штаб экспедиции «Аненербе» (Ahnenerbe — "Наследие предков") — секретной организации, созданной для изучения древней истории и наследия германской расы. В Крыму немцы пытались найти остатки готской цивилизации, готовясь включить полуостров в состав своей империи и устроить «Готтенланд» — курорт для иерархов Третьего Рейха. Охраняло экспедицию спецподразделение «Эдельвейс». Отсюда сотрудники «Аненербе» поднимались на гору Бойка, в поисках Святого Грааля...

Сегодня некогда один из красивейших небольших дворцов Крыма находится в плачевном состоянии. Размещенные в нем после войны школа, музей и клуб не торопились начинать реконструкцию. Теперь же стены, слышавшие разговоры великих мира сего, полны детских голосов — здесь живут воспитанники интерната. Пруды на территории запущены, деревьев мало, здание покрашено в рыжеватый цвет, к заднему входу достроена лестница, резко бросающаяся в глаза. Большую гостиную поделили на два этажа и отдали под детские спальни. Внутри сохранились расписные бордюры и потолок, розетки под люстрами, ступеньки. Деревянные окна и перила также все еще «держаться», хотя в сами оригинальные дверные проемы, к примеру, вставлены современные двери. Гостевой домик полностью изменил облик, будучи перестроенным. Николай Краснов, будь он в состоянии узреть свое детище, немало бы опечалился.

Из-за размещения в здании школы-интерната, простому смертному на территорию так просто не попасть. Некоторые случайные туристы ухитряются попасть внутрь с помощью детей. Те вполне охотно устраивают своеобразные экскурсии, стараясь не попадаться на глаза взрослым и рассказывая о «царе Юсупове», сокровищах в подвалах и темницах для пленников где-то там же.

Обидно то, что по решению Крымского облисполкома от 22.05.1979 г. охотничий домик входит в список культурного наследия АР Крым, но никто сохранять это самое наследие, похоже, не собирается. В 2008 г. поднималась тема передачи его в Крымскую ассоциацию музеев и заповедников. Но судя по всему, воз и ныне там. И если так продолжится и дальше, то любоваться изящным творением архитектора Краснова мы сможем только на фотографиях и его же рисунках. Хотелось бы надеяться, что этого не произойдет.

(c) Ефименко Анастасия

Объекты поблизости

Радиус: м.
Развернуть карту
Свернуть карту

Как добраться