Всего в Смородине 124 987 объектов и 9 370 участников
Путешествия по России
Tripster arkhyz 1

30-я береговая батарея

Рейтинг oбъекта: 0

Мнение посетителей

Музей
Техническое сооружение
Историческое место

Севастополь, район Северная Сторона
Широта: 44.663611 (44° 39' 49" N)
Долгота: 33.559167 (33° 33' 33.001" E)
Полнота информации
100%
Добавил: Олег Николаев

Описание

Во время осады 1941-1942 гг. 305 мм бронебашенные батареи Севастополя послужили столпами, поддерживающими всю оборону города. То есть отлично проявили себя в решении задач, для которых не предназначались.

Когда в 1906 г. принималось решение о кардинальном изменении системы артиллерийского вооружения крепости, вопросы прикрытия сухопутного фронта волновали фортификаторов далеко не в первую очередь. Катастрофа Порт-Артура поставила во главу угла проблему уязвимости военно-морских баз от обстрела с дальних дистанций.

Нельзя сказать, что Севастополь был защищен слабо. Расчеты показывали, что существующих батарей достаточно для предотвращения прорыва на внутренний рейд любого броненосного флота, появление которого предполагалось в Черном море. Но японцы продемонстрировали, что необходимости в таком маневре больше нет — дальность стрельбы современной артиллерии позволяет уничтожить флот противника, не входя в его базу.

Наиболее очевидный способ отодвинуть вражеские корабли подальше — ввести в систему обороны порта дальнобойные системы. Речь шла про состоящие на вооружении с 1898 г. 10-ти дюймовые (254 мм) пушки, способные поражать цель на дистанции 12 км. Тем временем к 1907 г. Обуховский сталелитейный завод разработал для намеченных к постройке линейных кораблей орудия калибра 12 дюймов (305 мм). Их стволы длиной 52 калибра отправляли снаряд на 23,2 км при угле возвышения в 25 градусов. Заинтересовалось этими пушками и Главное артиллерийское управление (ГАУ), в ведении которого находились береговые батареи. Для них в 1911 г. заводу заказали модификацию с удлиненной зарядной каморой (маркировка «СА»).

Артиллерийский комитет ГАУ считал предпочтительным размещение пушек по одной в колодезных установках с бронированной площадкой и щитом. Но в дело вмешался финансовый вопрос. При проектировании выяснилось, что два таких сооружения обойдутся на 72 тыс. руб. (или на 6%) дороже равноценной им двухорудийной башенной установки. За основу приняли конструкцию уже производимую для флота Металлическим заводом. То есть береговые батареи получали вооружение практически идентичное таковому у новейших линкоров типа "Севастополь". Правда, имелись и существенные отличия. Корабельные башни строились трехорудийными — меньшее число стволов потребовало и меньше погребов. Также удалось сократить высоту подземной части на два этажа в сравнении с морской системой. А вот толщина брони выросла. Увеличился и угол возвышения ствола, обеспечив дальность стрельбы снарядом обр. 1911 г. почти до 28 км.

Пушки обладали отличной дальнобойностью, но само по себе это проблему обстрела порта с дальней дистанции не снимало. Требовалось изменить идеологию размещения батарей. Скученность на узком отрезке берега между Карантинной бухтой и Толстым мысом позволяла создать высокую плотность огня на подступах к порту, однако не препятствовало бомбардировке с дальней дистанции и "перекидному" огню с юга через Херсонесский полуостров.

Новые 4-х орудийные батареи решили разнести как можно дальше на фланги Главной приморской позиции: одну — на южный, в район Стрелецкой бухты (в итоге построена на м. Херсонес), вторую — на северный, к устью реки Бельбек. Позднее возник проект строительства третьей 12 дм позиции в окончании Дополнительного приморского фронта у Балаклавы. Впрочем, до его реализации дело не дошло.

Несмотря на то, что северная и южная батареи (получившие в сквозной нумерации севастопольской крепости №№25 и 26, соответственно) предназначались для размещения одинаковых башенных установок, конфигурация их сооружений отличается разительно. Размещение батареи №26 на узкой вытянутой возвышенности Алькадар (отрог Мекензиевых гор) с крутыми склонами не позволило построить отдельные блоки для каждой башни. Аналогичная причина определила расположение башен на линии параллельной фронту, на одном уровне, без превышения. Подобная планировка еще больше сблизила "двадцать шестую" с линкорами типа "Севастополь", основным видом огня которых являлся залп на борт. Руководил разработкой проекта военный инженер полковник Смирнов.

Массив батареи рассчитывался на противостояние снарядам, аналогичным собственным. Напольные стены должны были выдерживать двукратное попадание (под углом 20 градусов). Обеспечивали это 2,4 м бетона, 2,1 м песка и еще 2,1 м бетона. Армирование не предусматривалось. Сводчатые покрытия казематов толщиной 2,4 м предполагалось отливать из монолитного бетона, с внутренней стороны они оборудовались противооткольной защитой системы полковника Савримовича. Последняя состояла из 30 см слоя асфальтобетона, гасящего колебания, и гнутых стальных швеллеров.

Строительство началось в 1913 г. и шло бодрым темпом до 1915-го, когда выяснилось, что изготавливавшиеся башенные установки отправляют в Ревель для Морской крепости Императора Петра Великого. Решение вполне логичное, так как ситуация на Балтике складывалась гораздо хуже, чем на юге. Для Севастопольских батарей оно означало одно — к революционным событиям 1917 г. достроить их не успели. Бетонный массив батареи №26 к осени завершен на 70%: напольные стены возведены до покрытия, установлены швеллеры противооткольного покрытия и набит слой асфальтобетона, забетонированы барабаны башен, навешена часть бронированных дверей.

В 1925 г. комиссия Главного артиллерийского управления (на этот раз уже Рабоче -Крестьянского Красного Флота) признала полезным завершение строительства объекта.

Увы, достраивать одновременно четыре башенные установки Ленинградский Металлический завод оказался не способен, при этом приоритет отдавался батарее №35 (бывшая №25), занимавшей более ответственную позицию.

Только в 1929 г. удалось изыскать средства и приступить к работам. От сквозной нумерации объектов к тому времени отказались (ради сокрытия их числа) и стройка получила №30. Начальником Конторы Отдельного производителя работ по ней назначили инженера Митрофанова.

Отсутствие перекрытий позволило изменить первоначальный проект и применить армированный железобетон — гораздо более стойкий к раскалыванию материал, чем монолитный бетон. Проектную толщину перекрытий увеличили до 3-4 м. Процесс заливки потребовал немалых ухищрений, поскольку малая площадь плато не позволяла разместить здесь обычный бетонный завод. Частично проблему решили подачей жидкого раствора снизу, с помощью бетонолитной мачты. А за это время спроектировали и возвели завод «вертикального типа» (в виде многоэтажной башни).

Массив батареи имел длину около 130 м и ширину 50 м. Фактически он представлял собой два идентичных орудийных блока, между которыми находились помещения личного состава. Бытовые помещения располагались также вдоль главного коридора, проходящего в тыльной части массива. По другую его сторону размещалось оборудование, обеспечивающее функционирование батареи и жизнедеятельность гарнизона: силовая, компрессорная, насосная станции, фильтровентиляционные установки. Хранилища горюче-смазочных материалов и воды прятались под полом помещений. В тыльной части имелось два входа, защищенных броневыми дверями, шлюзами и коленчатыми сквозниками.

Батарея №30. План орудийного блока

1, 2 - башенные установки; 3 - центральный пост управления стрельбой; 4 - снарядные погреба; 5 - зарядные погреба; 6 - вентиляторные; 7- помещения командного состава; 8- помещения личного состава; 9 - кладовые команаты; 10 - санузлы; 11 - телефонная станция; 12 - фильтровые; 13- кают-компания; 14 - камбуз; 15 - силовая станция; 16 - котельная; 17- трансформаторная станция; 18 - насосная станция; 19 - аккумуляторная; 20 - мастерская; 21 - медицинский блок; 22- главный коридор; 23- сквозники; 24- проход; 25 - тамбур; 26 - шлюз

Башенные установки типа МБ-2-12 были установлены в колодцах на расстоянии около 64 м друг от друга. Вокруг них группировались зарядные и снарядные погреба, свои для каждого орудия. Снаряды хранились в штабелях, а полузаряды — в металлических контейнерах на сотовых стеллажах. Подача боеприпасов в перегрузочные отделения башен осуществлялась по роликовым транспортерам.

За правой башней находился местный (резервный) пост управления стрельбой. Главный пост размещался в отдельном командном пункте в 650 м восточнее массива батареи. Подземная часть КП представляла собой тоннель длиной 53 и шириной 5,5 м скрытый на глубине 37 м. Сооружение имело собственную электростанцию и котельную, а также жилые помещения и фильтровентиляционное оборудование.

Здесь размещалась система управления стрельбой типа «Баррикада», принимавшая данные целеуказания от шести выносных постов, размещенных на мысе Керменчик, у деревни Мамашай (ныне Орловка), мысе Феолент и руинах батарей №№7, 21 и форта «Литер - А».

На случай отсутствия связи с ними существовала возможность наведения по показаниям собственных приборов. В надземной части командного пункта, во вмонтированной в железобетон броневой рубке «КБ-16» размещался оптический визир командира батареи (типа «ПБК», позднее – «ВБК-1»). Рубка когда-то предназначалась для так и недостроенного линейного крейсера типа «Измаил» и обладала солидной бронировкой в 406 мм. А в 50 м, за стенами легкой вращающейся дальномерной рубки «Б-19», размещались стереодальномер фирмы «Цейсс» (база 10 м) и стереотруба «СТ-5» (база – 5м).

Сообщение между рубками осуществлялось по крытому ходу. В подземную часть командного пункта вела вертикальная шахта, оборудованная лифтом. К основному массиву батареи шла потерна глубокого залегания длиной около 650 м. Под полом здесь скрывались трубопроводы систем канализации и дренажа, для вывода которых наружу построили специальное ответвление. Еще один выход прятался в убежище караульного помещения.

В 50 м к юго-западу от батареи на месте старого укрытия противоштурмовых пушек разместилась трансформаторная подстанция, для питания батареи от городской сети. Высоковольтную воздушную линию протянули с Северной стороны Севастополя. Трансформаторы, расположенные внутри массива батареи, получали энергию по двум подземным кабельным линиям. Автономное снабжение возлагалось на пару дизель-генераторов «6БК-43».

Воду забирали из открытого шахтного колодца в долине реки Бельбек и артезианской скважины глубиной 120 м непосредственно в орудийном блоке. Воздух проходил очистку в 8 группах угольных фильтров типа ФП-100. При этом обеспечивалась коллективная противохимическая защита батареи, КП и рубок. Медицинский блок включал смотровой кабинет с рентгеновским аппаратом, операционную, изолятор и аптеку.

Связь боевых постов в башенных установках организовывалась с помощью переговорных труб. Сообщения между помещениями передавались по телефонной линии корабельного типа. Имелась так же телефонная и радиосвязь с другими батареями и командованием Главной базы Черноморского Флота.

Открытый северный фланг Приморского фронта был уязвим для сухопутных атак. Первоначальный проект предполагал строительство здесь трех батарей, объединенных в одно укрепление. Но введенные в строй к 1913 г. позиции 10 дм (№16) и 120 мм (№24) пушек событий интервенции и гражданской войны не пережили. Не продвинулось дальше земляных работ и возведение укрепленного пункта на высоте восточнее батареи. А трансформаторная станция и командный пункт заняли позиции, ранее предназначенные для противоштурмовой артиллерии. К тому же идеи организации обороны, заложенные еще до первой мировой, устарели. Требовались новые решения.

Защиту ближних подступов возложили на проволочные заграждения, линии окопов и шесть долговременных опорных точек. Двухэтажные ДОТы сооружались из железобетона и выполняли также функции укрытия и склада боеприпасов. Вооружение их составлял один 7,62 мм пулемет Максима на поворотном станке. В качестве стрелкового бруствера предполагалось использовать каменную подпорную стену шоссейной дороги в горжевой части. Сами по себе сооружения батареи амбразур для самообороны не имели. Противовоздушная оборона состояла из трех счетверенных установок 7,62 мм пулеметов Максима и одного 12,7 мм пулемета ДШК.

Первоначально планировалось достроить объект к декабрю 1933 г. Затем срок перенесли на июль этого же года — чересчур оптимистичное решение. Только в середине 1934 г. удалось завершить монтаж внутреннего оборудования и произвести пробный отстрел орудий. При этом обнаружилось, что, несмотря на клеймо «СА», ствол №149 имеет укороченную камору, как у морских пушек. Изучив результаты стрельб, решили оставить все как есть, компенсируя отличие индивидуальным подбором заряда. В это время у батареи появился первый командир– военмор Д. Панников.

Однако все это не означало окончания стройки. Монтаж оборудования продолжался. В основном затянувшиеся работы касались приборов управления стрельбой. Полной боеготовности батарея достигла в 1940 г.

На 22.06.1941 305 мм бронебашенная батарея №30 числилась в составе 1-го отдельного артиллерийского дивизиона Береговой обороны Главной военно-морской базы Черноморского флота. Помимо нее в соединение входили: аналогичная по вооружению батарея №35, позиции 203 мм и 102 мм орудий (№№10 и 54, соответственно). Командовали батареей капитан Г.А. Александер и старший политрук Е.К. Соловьев.

К концу октября передовые части немецкой 11-й армии вошли в пределы зоны досягаемости для ведения огня. Чем не преминули воспользоваться краснофлотцы.

1-го ноября 1941 г. в 12:40 батарея произвела первые залпы по противнику. Обстрелу подверглись механизированные части 132-й пехотной дивизии в районе станции Альма и селения Базарчик. За день произвели пять стрельб и выпустили 68 снарядов. 2-го ноября огонь велся по скоплению войск и артиллерийской батарее возле деревни Альма-Тархан и Бахчисарая.

В дальнейшем батарея поддерживала огнем оборону 8-ой бригады морской пехоты. Тем не менее, противник продолжал продвигаться вперед. 4-го ноября районе Дуванкоя в дело пошла шрапнель. На этот раз израсходовано 75 выстрелов — наибольше число в ходе первого штурма Севастополя. В последующие дни наступательный порыв немцев иссяк, пошла на убыль и интенсивность использования батареи. Всего же при отражении ноябрьского наступления она произвела 77 стрельб 517 снарядами.

Между тем, стрельба 470-ти килограммовыми снарядами по наступающей пехоте — использование далеко не эффективное. А при ресурсе ствола в 400 выстрелов еще и расточительное. Необходимость в нем возникла из-за практически полного отсутствия полевой артиллерии. Поддержка немногочисленных частей гарнизона огнем береговых батарей предотвратили занятие Севастополя немецкими авангардами сходу.

Для повышения эффективности использования береговой артиллерии все батареи свели в группу с единым управлением. Также батарея №30 оказалась включена в образованный 4-го ноября 1941 г. 4-й сектор Севастопольского оборонительного района. Теперь привлечение к ведению огня 305 мм орудий требовало заявки начальника артиллерии сектора, утвержденной штабом артиллерии района.

Износ техники не замедлил проявить себя. 16-го ноября на левом орудии первой башни вырвало кольцо и шток приемника. За неделю их заменили на новые, найденные в Севастопольском училище береговой обороны.

Начало нового штурма, 17-го декабря 1941 г., принесло новый дневной рекорд — 96 выстрелов. Однако и это не помогло 8-ой бригаде морской пехоты удержать занимаемые позиции. Создалась угроза выхода немцев и румын к батарее. К тому же противник подтянул тяжелую артиллерию, и обстрел стал взаимным. За два последующих дня «тридцатка», или как называли ее немцы — «Форт Максим Горький I», выпустила 68 снарядов, а в ответ получила более двухсот. 21-го декабря попадание 356 мм снаряда вывело из строя одно из орудий. Сократился и состав гарнизона — 300 человек пришлось передать для усиления стрелковых частей.

23-го декабря угроза прорыва немецких частей по долине реки Бельбек к морю и окружения частей, обороняющихся севернее, вынудила отвести войска на новый рубеж в 7-8 км от Северной бухты. Батарея №30 оказалась практически на передовой. В тот же день противник начал атаки непосредственно на позиции батарей. 28-го декабря ему удалось прорвать оборону советских частей и выйти к военному городку. Капитан Г.Александер спешно организовал две роты для прикрытия правого фланга. Импровизированный батальон из личного состава специальных частей бросил в образовавшуюся брешь командир сектора. Одна из башен ударила прямой наводкой шрапнелью. Поддержали огнем и другие береговые батареи. А контратака морских пехотинцев отбросила врага на исходные позиции. Угрозу уничтожения батареи №30 удалось предотвратить. Тем временем началась Керченско-Феодоссийская десантная операция, и немцам пришлось перебросить значительные силы на борьбу с ней. Второй штурм города провалился.

За время боев батарея №30 произвела 1234 выстрела, то есть полностью исчерпала ресурс стволов. Требовалась срочная замена. Но демонтаж горизонтальной брони башен на виду у неприятеля (а его позиции находились всего в полутора километрах) означал огромный риск. Решено было воспользоваться опытом батареи №35, где ввиду отсутствия штатного 100-тонного крана операцию осуществили, не снимая бронировки, лишь приподняв край башни. В ночь 30-го января 1942 г. заменили первый ствол. При этом тендер паровоза сошел с рельс, и платформу с телом с телом орудия пришлось толкать до батареи вручную. К утру путь удалось восстановить и вовремя отвести поезд в Севастополь. До 11-го февраля все работы завершили.

К третьему штурму Севастополя немцы значительно усилили свою артиллерийскую группировку. Под стены города прибыли орудия особой мощности, в том числе 600 мм мортиры типа «Карл». 6-го июня 1942 г. одно из них добилось попадания во вторую башню батареи №30. За ночь работоспособность башенной установки восстановили, но стрелять она могла только одним орудием.

На следующий день в массив батареи попало два тяжелых снаряда. Было пробито перекрытие в фильтровое помещение, выведено из строя орудие в первой башне. Снарядов меньших калибров на батарею ежедневно обрушивалось несколько сотен. Постоянные обстрелы и бомбардировки полностью уничтожили инженерные сооружения сухопутной обороны, в том числе ДОТы.

15-го июня просочившаяся в тыл группа немецких автоматчиков перерезала линии телефонной связи. На следующий день перестала действовать и радиосвязь. 17-го июня 1942 г. противник вывел из строя все орудия и полностью окружил батарею. На ней оставалось около 250 человек. Группа из 76 бойцов под руководством инструктора политотдела береговой обороны Калинкина предприняла попытку прорваться к своим, но наткнулась на посты и большей частью погибла. Попытка деблокирования батареи снаружи 18-го июня провалилась. Немцы начали готовиться к штурму.

19-го числа батальоны 132 саперного и 122 пехотного полков смогли вплотную подобраться к сооружениям батареи и через пробоины забросать башенные установки гранатами. Остатки гарнизона оказались блокированы в казематах. В последующие дни саперы пытались выкурить их подрывными зарядами, горючим маслом и бензином. 25-го июня командир батареи майор Г.А. Александер вышел через потерну и водосток. Но на следующий день немцы схватили его и расстреляли. 26-го июня штурмовая группа ворвалась во внутренние помещения батареи и захватила около 40 пленных. Остальные защитники погибли от взрывов или задохнулись. Одна из опор обороны Севастополя рухнула. А вскоре пала и сама крепость.

Но история батареи №30 на этом не закончилась. 13-го января 1947 г. командующий ВМФ СССР подписал решение о ее восстановлении. Поскольку подорвать орудийный блок гарнизону не удалось, состояние его оказалось вполне пригодным для повторного использования. А вот башенные установки ремонту не подлежали. Их демонтировали и заменили сходным морскими конструкциями, снятыми с линкора «Фрунзе» (бывший «Полтава»). Вторая и третья башни этого корабля еще с начала тридцатых годов стояли на «Ворошиловской» батарее №981 во Владивостоке. Две другие в 1940 г. предполагалось установить на военно-морской базе Ханко на Балтике.

При всей схожести береговой и корабельной установок у них имелся ряд кардинальных отличий, повлекших значительные переделки, как самих башен, так и бетонного массива батареи. Снаряды и заряды на батареях Севастополя хранились на одном ярусе, широко разросшемся по горизонтали. Компоновка корабля выдвигала совершенно иные требования, из которых проистекала довольно компактная в ширину схема с тремя этажами вглубь. От двух нижних предстояло избавиться, что существенно меняло систему подачи зарядов. А необходимость обеспечивать боеприпасами три орудия вместо двух привела к прокладке дополнительных линий транспортировки через старые помещения башенных кладовок. В итоге правый снарядный и левый зарядный погреба питали по две пушки. Так же под заряды заняли прилегающие кубрики личного состава. Таким образом, боезапас батареи удалось увеличить на 280 выстрелов и довести до 1080.

Подверглись доработке и станки орудий. Введение постоянного угла заряжания повысило скорострельность до 2,25 выстрелов в минуту. Увеличение подъемных секторов подняло максимальный угол возвышения до 40 градусов, что обеспечило дальность стрельбы снарядом образца 1911 г. до 28,582 м.

Новая башенная установка получила обозначение МБ-3-12ФМ.

Серьезно перестроили командный пункт батареи. Выносные дальномерные посты ушли в прошлое. Их роль взяла на себя место радиолокационная станция. Для ее вращающейся антенны рядом с рубкой КП возвели еще одну, накрытую радиопрозрачным стеклопластиковым колпаком. По бокам от орудийного блока появились казематы теплопеленгаторной станции. В подземных помещениях командного пункта разместилась новейшая на тот момент система управления стрельбой «Берег-30»

Восстановленная батарея произвела первые выстрелы в ноябре 1954 г. и вступила в строй, как 459-й башенный артиллерийский дивизион. В его состав так же вошла зенитная батарея (57-мм пушки С-60) и четыре зенитно-пулеметные установки. Командиром новообразованного дивизиона назначили полковника И.Бубух. 27-го июня 1956 г. дивизион ввели в боевой состав 1-й очереди. А еще через два года 305-мм орудия стреляли в последний раз. В дальнейшем берегли ресурс стволов и стекла в окнах близлежащих строений — огонь вели исключительно из 45-мм учебных стволиков.

В дальнейшем дивизион переименовывался в батарею и обратно, входил в состав 291-й отдельной артиллерийской бригады ЧФ, 778-го отдельного артиллерийского полка, 51-го отдельного берегового ракетного полка, 417-го отдельного берегового ракетного полка, 521-ю отдельную ракетно-артиллерийскую бригаду, 623-й отдельный ракетно-артиллерийский полк. В 1997 г., согласно договору о разделе Черноморского Флота, личный состав 623 полка убыл на Кавказ. Территория военного городка и техническая позиция переданы Военно-морским силам Украины. Для содержания фортификационных сооружений и вооружения сформирован 267-й взвод консервации Береговых войск ЧФ. То есть батарея до сих пор числиться в боевом составе вооруженных сил Российской Федерации.

(c) Бахто Максим

Экскурсии в Севастополе

11 отзывов
| 4333 руб. за экскурсию
Прекрасный Севастополь — город, в котором хочется дышать морским воздухом, наслаждаться крымским теплом и радоваться жизни. Он встречает гостей красивыми бухтами и белоснежными центральными улицами. Но чтобы увидеть все самые интересные места Севастополя за раз и составить развернутое представление о городе, необходимо уделить для этого целый день. Это я предлагаю сделать со мной на большой обзорной экскурсии!
В ходе экскурсии вы познакомитесь с центром Севастополя — как его туристической, так и более тихой исторической частью. Мы поговорим об основных вехах в дореволюционной истории города, посмотрим на известные достопримечательности и насладимся прогулкой по красивому южному городу.
Все экскурсии в Севастополе

Объекты поблизости

Радиус: м.
Развернуть карту
Свернуть карту

Как добраться