Всего в Смородине 124 996 объектов и 9 374 участников
Путешествия по России
Tripster arkhyz 1

Крепость Фуна

Рейтинг oбъекта: 0

Мнение посетителей

Археологический памятник
Руины

Республика Крым, Алуштинский городской совет
Широта: 44.751389 (44° 45' 5" N)
Долгота: 34.388611 (34° 23' 19" E)
Полнота информации
100%
Добавил: Олег Николаев

Описание


Крым издревле известен как лакомый кусочек, привлекавший орды завоевателей и грабителей. Местным жителям оставалось либо уходить повыше в горы, либо пытаться спрятаться за стенами. Потому здешние земли буквально усеяны остатками крепостей, замков и укреплений.

Едва различимая тропка в лесу, поросший растительностью холм, заваленное каменными осколками подножие горы при внимательном рассмотрении открывают следы порою тщетных попыток человека укрыться от проносящейся рядом круговерти набегов и сражений. А возможно, это свидетельства попыток поставить под контроль округу, наблюдая за противником.

Именно с такой целью у подножия горы Демерджи возвели крепость Фуна. Наименование это имеет несколько толкований. От порчи греческого латинизма, означавшего «сажа, копоть» (по другой версии – «печь, топка»), до сармато-аланской адаптации синдо-меотского слова, переводимого как «очищающий (огонь)». В любом случае очень похоже, что первоначальное значение слова весьма близко варваризму «демерджи», толкуемому как «кузнец по железу».

Располагается Фуна в паре километров севернее села Лучистое (бывшее Демерджи ) на небольшой скалистой возвышенности у подножия Южной Демерджи, буквально нависая над долиной.

Проводившиеся здесь археологические исследования показали, что люди селились в этих краях начиная с VIII – IX вв., т.е. задолго до появления крепости. Выбрано место было не случайно — рядом проходила оживленная дорога на побережье. Жители всегда могли получать постоянные доходы, оказывая услуги проходящим путникам и караванам, предоставляя пищу и кров, ремонтируя повозки. К XIIIв. число поселенцев Фуны превышает 300 человек. Учитывая неспокойную обстановку тех времен, можно предположить, что уже тогда существовали укрепления вокруг поселения.

Между тем, в средневековых письменных источниках упоминаний о Фуне встречается немного. Патриаршие грамоты 1384 г., в которых отражены тяжбы между Сугдейским, Готским и Херсонским митрополитами по поводу контроля над приходами, среди прочих фиксируют и находившуюся подле Алусты Фуну, называемую генуэзцами Фонна. Церковные записи XIX в., составленные на основании опроса переселенных в Мариупольский уезд крымских греков, свидетельствуют о церкви, построенной в честь прославленного воина святого Феодора Стратилата (Федора-воителя), жившего во времена императора Константина (IV в. н. э.).

Немалый интерес к поселению и крепости проявил П.И. Кеппен, заставший строениягораздо более сохранившимися. Известный своим строго научным подходом, он составил общую схему укрепления с кратким описанием, подробно прокомментировал планы этажей, вычертил фасады и разрезы крепостной церкви. Обратил внимание и на стратегическое значение укрепления, считая, что строилось оно для наблюдения за дорогой в Ангарское ущелье.

Современные исследователи относят возведение крепости к периоду правления князя Алексея, владетеля Феодоро. Затеянное приблизительно в начале 1422 г. строительство преследовало цели укрепить восточные границы княжества для противостояния генуэзскому Алустону.

Но только что законченная крепость серьезно пострадала от разрушительного землетрясения на рубеже 1422-23 гг. — обрушились своды ворот, рухнула часть восточной куртины. Немедленно начинается восстановление, при этом с северо-восточной стороны возводится вторая башня. Местами усиливая контрфорсами либо наращивая толщину, строители переложили обрушенные стены. Ворота прикрыли открытой с тыла полукруглой башней, сделав проезд в ее правом боку для исключения возможности фронтального обстрела. Ныне эта башня, позднее ставшая частью надвратной церкви, одна из наиболее сохранившихся частей комплекса. В соответствии с первоначальным замыслом дорога к воротам проходила вдоль восточной стены и благодаря возведенным башням защитники могли обстреливать ее с разных направлений.

Бури сражений, однако, не прошли стороной для крепости. Заново отстроенная Фуна сгорела около 1434 г. в разгар боевых действий между Генуэзской республикой и княжеством Феодоро. Небольшой гарнизон укрепления не устоял перед наемниками во главе с кондотьером Карло Ломеллино, отправленным генуэзцами на окраину тогдашнего мира для защиты, говоря сегодняшним языком, «стратегических интересов» республики.

Наблюдаемые сейчас остатки крепости – результат усилий, предпринятых в 1459 г. мангупским князем Улубеем (с татарского – «Великий Господин») в ответ на рост турецкой угрозы после падения Константинополя. Он восстанавливает укрепления и передает ее сыну и соправителю Александру, известному своей непримиримой борьбой с итальянцами. Столь точную дату удалось установить благодаря находке плиты с надписью, украшавшей донжон крепости.

В результате реконструкции облик Фуны основательно изменился. Монументальная жилая башня-донжон стала центром комплекса. Ее пристроили к восточному участку стены с наружной стороны. Стены сложили из крупных камней с подтесанной лицевой стороной на песчано-известковом растворе с добавлением гальки.

По предположениям исследователей, донжон представлял собой трехэтажную постройку; причем пол нижнего этажа был земляным, а второго и третьего — деревянным. Примечательно, что напоминал он аналогичную возведенную ранее башню в цитадели Мангупа. При раскопках здесь нашли арбалетные болты, железную пластину от доспеха, а также 32 каменных ядра для небольших переносных баллист.

Над воротами возвели храм, посвященный святому Феодopу Тирону. Храм пристроили с внутренней стороны крепости к бывшей башне. Получился он однонефным с перекрытием в виде стрельчатого свода и двухъярусным. Через его нижний этаж проходил проезд сквозь ворота и выглядел он как арка в западном фасаде храма с опорой на две колонны.

Для церковных служб предназначался только верхний, второй этаж. Вдоль стен располагались небольшие колонны, увенчанные капителями. Высота свода составляла почти 7 м, свет проходил в помещение через три узких проема. Определенно, в возведении храма, как и всей крепости, прослеживается участие армянских мастеров и проявляется влияние малоазийской строительной традиции.

При перестройке возвели дополнительное звено стены. Между двумя куртинами и башнями – полукруглой и прямоугольной – образовалось замкнутое, трапециевидное в плане, пространство около 70 кв.м. Через него проходила дорожка к внешним воротам крепости, устроенным возле юго-восточного угла донжона. В середине передовой оборонительной стены, замыкавшей образовавшийся дворик, с востока построили отхожее место, из которого за пределы укрепления шел канал для слива дождевой воды и нечистот. Между угловой башней и донжоном соорудили потерну – небольшие ворота, предназначавшиеся для вылазок. Впоследствии ее неоднократно перестраивали, сужали, и в конечном итоге полностью заложили.

На стены укрепления защитники могли попасть по нескольким каменным лестницам. Хозяйственные и жилые помещения примыкали непосредственно к куртинам, часть построек располагалась в центральной части крепостной территории. В южной части укрепления раскопками открыли недостроенную цистерну для запасов воды. Помещение, примыкавшее к угловой башне, скорее всего, было кузнечной мастерской.

Кому же принадлежала Фуна? Упомянутая выше надпись указывает на княжича Александра, сына Улубея. Историки предполагают, что крепость могла служить родовым замком княжича. Смерть отца в 1471 г. вынудила Александра бежать и поселиться в изгнании у валашского господаря (своего шурина), потому как брат отца, Исаак, узурпировал престол.

После смерти последнего в 1474 г. его место занял сын, и Александру с отрядом валахов пришлось силой возвращать престол. Но возвращение произошло уже слишком поздно. В 1475 г. османы начали военные действия против Феодоро и генуэзцев, сопровождавшиеся взятием и разгромом практически всех крепостей и укрепленных поселений. Не стала исключением и Фуна. Расположенная в стратегически выгодном месте, откуда хорошо просматривалась вся Алуштинская долина, пала она, по-видимому, одной из первых, погибнув в пожаре.

С разгромом Феодоро крепость потеряла свое значение. Однако жизнь в этом месте не прервалась окончательно. В XVI в. начинается медленное возрождение Крыма. Население растет, постепенно восстанавливаются христианские епархии и приходы, в том числе и фунский, хотя и со значительно меньшим числом прихожан.

Разрушенный храм реконструировали в меньших размерах. Просуществовал он до 1774 г. После переселения христианского населения на Азов этот последний живой осколок Фуны постепенно ветшал. Остатки некоторых крепостных построек использовались как хлев, иные же разбирались на камни. Случавшиеся в здешних местах обвалы добивали его, пока знаменитое землетрясения 1927 г. окончательно не превратило некогда величественный замок в руины.

Сегодня сохранившаяся часть крепости служит музеем под открытым небом, живо напоминая нам о бренности всего сущего.

(c) Шамрей Дмитрий

Объекты поблизости

Радиус: м.
Развернуть карту
Свернуть карту

Как добраться