Всего в Смородине 125 005 объектов и 9 381 участников
Путешествия по России
Tripster arkhyz 1

Мыс Айя

Рейтинг oбъекта: 0

Мнение посетителей

Гора
Заповедник

Севастополь
Широта: 44.416667 (44° 25' 0.001" N)
Долгота: 33.65 (33° 38' 60" E)
Полнота информации
100%
Добавил: Олег Николаев

Описание

Есть ряд мест в Крыму, хорошо знакомых многим, даже тем, кто там ни разу не бывал. К одному из таких можно отнести мыс с поэтично-воздушным названием — Айя.

Отрог Главной гряды Крымских гор, протянулся он на 13 км к юго-востоку от Балаклавы. Если плыть по морю, то глаз обязательно зацепится за крутые обрывы рыжеватого цвета, будто низвергающиеся в море. Это и есть Айя. С востока его ограничивает урочище Батилиман (греч. — «глубокая гавань»), с северо-запада — Аязьма (греч. — «благословенный»).

«Айя» трактуют как вариант греческого слова — «айос», т.е. «святой». Высказываются предположения, что греки хоронили здесь своих предков и всячески почитали эти места святыми. Хотя такая версия считается общепринятой, существуют и другие. Например, в крымскотатарском языке «айя» означает «коршун», а если отбросить в нем третью букву, то выходит «луна». Достоверной же информации, в силу древности этих мест, не осталось.

Среди скалистого массива выделяются несколько гор. Например, Кокия-Кия («Голубая скала»), возвышающаяся на 558 м над уровнем моря. Звали ее также в былые времена Ан-Кая (тюрк. «ан» — обрыв) и Кок-Кия-Кала (тюрк. «кала» — крепость). Что касается последнего, то этому есть объяснение — на вершине горы сохранились остатки старинной крепости. К ней мы еще вернемся позже.

К северу от Кокия-Кия на высоту 580 м взметнулась вершина Самналых-Бурун (крымтатарск. — «можжевеловый мыс»), имеющая форму купола и утес-зуб у подножия.

Урочище у подножия мыса нынче оккупировано нудистами, добирающимися сюда вплавь. Носит оно за неизвестные заслуги название Шайтан-Дере («ущелье Шайтана»), впрочем, сегодня уже никого не пугающее. Крымский археолог и реставратор О. Домбровский говорил о том, что до 1927 г., когда на полуострове случилось сильнейшее землетрясение (прозванное «ялтинским», т.к. очаг находился в 30 км к югу от Ялты), через урочище к морю вела крутая и извилистая тропа. В результате подземных толчков она оказалась завалена.

От урочища Батилиман мыс отделен горой Куш-Кая («Птичья»). Из-за того, что ее южная часть являет собой практически сплошной отвесный обрыв, она — излюбленное место скалолазов. В прошлом о подобных подъемах никто бы и не подумал, как свидетельствуют записи инженера-землеустроителя В.Загорского, сделанные в 1912 г.: « Склон хребта местами почти отвесен, по-видимому, нигде не доступен для подъема. Только в средней части, где верх скалы обрушился, раскололся и рассыпался, в характерную для здешних мест осыпь, смелые охотники, по рассказам местных жителей, иногда вскарабкивались вверх. Но и в этом месте не заметно никакого признака существования тропы, и даже идущему на риск туристу не пришло бы в голову, что здесь можно подняться в гору».

Отвесные скалы Айя, уходящие своим основанием глубоко в море,привлекательны не только внешне и не только для скалолазов. В них расположены гроты, притягивающие искателей приключений, ведь в некоторые можно забраться и даже заплыть на лодке.

Правда, предприятие это рискованное, как и просто плаванье возле скал в непогоду. Об этом знали еще в древности моряки, предупреждавшие тех, кто не был знаком со здешними местами. Волны, налетающие в шторм на мыс, обрушиваются вниз с ужасающей силой. Недаром художник И. Айвазовский в 1875 г. создал полотно о кораблекрушении — «Буря у мыса Айя». И даже в спокойные дни здесь случаются камнепады.

Но это не пугало опытных рыбаков, которые ухитрялись нырять в известных им местах, где прямо посреди морской воды можно было добыть пресную. А все благодаря подводным источникам, существующим тут с незапамятных времен.

Чтобы не налететь на мыс в ночной темноте, раньше на скале рисовали специальную отметку. Упоминание про это находим в «Путеводителе по Крыму» Г. Москвича (1913): «На высоте 9 саж. от воды находится отличительный знак - белая горизонтальная полоса длиною в 20 саж. и шириною в 7 фут.. Эта полоса, как и другие белые вертикальные пятна, служит отличительным знаком (ночью) для парусников и рыбаков». Он же отмечает, что «здесь наибольшая глубина, каковой не встречается у берегов Черного моря в другом месте. В тихую погоду некоторые капитаны проходят очень близко от Айя и часто, по просьбе пассажиров, дают несколько отрывистых свистков, эхо от которых повторяется несколько раз».

Если хорошенько покопаться в местных скалах, выясняется, что отчасти они когда-то были, по сути, живыми существами. Айя состоит из верхнеюрских мраморовидных известняков, в которых застыли навечно кораллы, раковины, морские лилии и ежи, различные моллюски. Современники динозавров, они «сохранились» на сегодняшний день гораздо лучше.

По сути, мыс никогда не был особо безлюдным. На смену существам доисторического периода пришли люди. Единственное здешнее строение (точнее, то, что от него осталось), дошедшее до наших времен — крепость на вершине горы Кокия-Кала, названная Кокия-Исар (татар. «исар» — «стена»). Разные ученые датируют ее постройку как X-XIII, так и XIII-XIV веками.

Одним из первых остатки оборонительного сооружения изучил академик П.С.Паллас, прибывший в Крым в 1793 г.. Увидев стены, сложенные из «плотно пригнанных друг к другу квадеров, скрепленных деревянными брусьями на глине», он предположил, что некогда здесь располагался византийский монастырь и селение при нем.

Позднее, в 1823 г., на полуостров для изучения памятников Тавриды прибыл антиковед Е. Келлер, авторитет в области древней истории СеверногоПричерноморья (кроме всего прочего, известный хорошим знакомством с А. Пушкиным). Он исследовал старинную крепость на Айя и зарисовал ее план.

Следующим в цепочке ученых, посетивших вершину Кокия-Кала, стал П. Кеппен, русский географ и этнограф. Побывав на руинах в 30-40-е годы XIX в., он записал: «Следы его заметны на приморской земле, которою для пастбищ своих совместно пользуются жители двух деревень Байдарской долины: Варнутки и Кучук-Мускомьи, — на скале, именуемой Кешлеме-кая. Едучи из Кучук-Мускомьи прямо на полдень, я через каменистый спуск Кокия-богаз (от которого на ЮВ находится урочище Демир-Хапу) после 1,5 часа пути прибыл к развалинам стены, отсекавшей край горы.

Расположенная тут, в длину на 93 шага, оборонительная линия была протянута от NNW к SSO, в виде простой стены, кладеной на известке в 5 четвертей толщины, а наружу выдавалась четвероугольная башня, длиною в 9, а шириною в 6 шагов, служившая для прикрытия 4-аршинного входа, который находился между этою башнею и обрывистым краем горы. Пространство за стеной было немало, потому что от одного края стены до другого, обходя мыс, не менее 470 шагов. Стена местами уцелела вышиною снаружи на два, а с внутренней стороны аршина на 4 или 5. Кокия есть большое урочище, в котором укрепление занимает только малое место».

Согласно более современным исследованиям, основать крепость могли еще римляне. В 1942 г. историк В. Дьяков написал диссертацию «Таврика в период римской оккупации», где высказал идею о так называемом Таврическом лимесе (укрепленном рубеже на границе империи). Ученый предположил, что в I — III вв. н.э. римляне построили на крымском побережье ряд укреплений, базирующихся на руинах крепостей тавров, которые должны были охранять земли от врагов с суши. Лимес, согласно Дьякову, шел от мыса Айя до Кордон-Обы (холм на окраине с. Курортное под Феодосией), и «был сооружен по типу дунайского и является его продолжением в Таврике».

К подобному мнению еще раньше пришел и археолог Н. Репников, проводивший раскопки в Крыму еще с 1903-го и вплоть до своей смерти в 1940 г. Правда, в отличие от Дьякова, он не называл эту цепочку укреплений лимесом, и полагал, что они защищают от морских нападений.

Сейчас от крепости сохранилось немногое: остатки оборонительной стены на востоке (остальные стороны граничат с обрывами), двух башен, церкви. Перед стенами укрепления также можно увидеть следы средневекового поселения. Местную керамику, найденную археологами, датируют XIII-XIV вв. (отсюда и предположение о дате постройки).

К сожалению, советский период истории наложил неизгладимый отпечаток на бывшую крепость. На ее территории в 1955-1956 гг. был построен секретный комплекс противокорабельной обороны «Сотка». По этой причине, кстати, мыс Айя одно время был секретным объектом — ракеты, спрятанные в скалах, и держащие под контролем побережье от Кавказа до Ближнего Востока и Балкан, никак не могли быть «достоянием общественности».

Как и многие подобные крымские объекты, комплекс в середине 90-х постигла участь быть распроданным на металлолом. Любой желающий теперь может подняться на вершину Кокия-Кала и увидеть не только следы средневековой жизни, но и остатки дотов, пусковых площадок, «танкоубежищ»... А заодно — взглянуть на открывающийся вид: Балаклавская бухта, мыс Фиолент и виднеющийся далеко на горизонте Севастополь.

Кроме того, что мыс Айя интересен с точки истории, здесь находится еще и заповедная зона. Весь мыс входит в одноименный государственный ландшафтный заказник, созданный в 1982 г. Сюда нельзя заехать на машине, а дрова для костра на ночной стоянке необходимо покупать у лесников. Все дело в том, что мыс стал домом для 500 растений, 30 из которых занесены в Красную книгу. Самой знаменитой считается сосна Станкевича, растущая только здесь и еще в некоторых местах Крыма.

Эту разновидность пицундской сосны, деревья которой покрыты светло-зелеными иглами и с рыжей корой, открыл в 1905 г. польский лесовод В. Станкевич, имя которого ей потом и присвоили. Другое интересное растение здешних мест — реликтовый можжевельник высокий, возраст которого может достигать 3-4 тысяч лет. На мысе Айя, при желании, можно поискать и найти все 16 видов орхидей.

Интересных животных тут тоже не счесть: каменная куница и ласка, олени и косули, лисицы и кабаны, летучие мыши из породы подковоносов, полозы — леопардовый и четырехполосый, крымский геккон. В море подле скал мыса плещутся дельфины белобочка и афалина, акула-катран, морской ерш и морская собачка, водятся крабы, рапаны, кефаль и ставрида. В небе летают горные овсянки и черные дрозды, орлы и сапсаны.

Место столь дивной красоты привлекает не только туристов, но и киношников. Еще в 1961 г. местные скалы «сыграли роль» аргентинских в фильме «Человек-амфибия» с В. Кореневым и А. Вертинской. Каким-то чудом вышеупомянутый ракетный объект «Сотка» в 1985 г. попал в кадр картины «Одиночное плаванье», рассказывающем о морских учениях СССР и США в Тихом океане. А на местном пляже Инжир, расположенном под скалами, под прицелом операторов прогуливались в чем мать родила М. Башаров и Г. Куценко (фильм «Дикари», 2006 г.).

Пляж Блуждающий засветился там же, как место прощания одного из героев с морем. Кстати, создатели специально зеркально отразили эти кадры. Спустя год окрестности мыса стали одним из красивых фоном для мини-сериала «Бухта пропавших дайверов», а в 2008-м пляж Инжир снова попал в объектив — мимо него проплывали юные герои полуфэнтезийного фильма «Приключения в Тридесятом царстве».

А если начать копаться в истории мыса Айя еще глубже, то наверняка на поверхность «всплывет» далеко не одна история, которую можно будет поведать одним прекрасным летним вечером, сидя у костра.

(c) Ефименко Анастасия

Экскурсии в Севастополе

В ходе экскурсии вы познакомитесь с центром Севастополя — как его туристической, так и более тихой исторической частью. Мы поговорим об основных вехах в дореволюционной истории города, посмотрим на известные достопримечательности и насладимся прогулкой по красивому южному городу.
4 отзыва
| 2200 руб. за экскурсию
Прогулка познакомит вас с маленьким городком Балаклава, спрятанным в узкой бухте, окруженной горами. Это удивительное место знаменито своей природой и уникальным географическим положением, ведь его абсолютно не видно с моря. Именно поэтому его полюбили и разные народы, от греков до генуэзцев, и выдающиеся люди, вроде Александра Куприна и князя Феликса Юсупова.
Все экскурсии в Севастополе

Объекты поблизости

Радиус: м.
Развернуть карту
Свернуть карту

Как добраться