Всего в Смородине 124 987 объектов и 9 370 участников
Путешествия по России
19 июля 2016, 12:22 от Derimova Alena 0 0 174

Кенасы Чуфут-Кале

С давних времен смотрят с высоты Чуфут-Кале две караимских кенасы – символы древней крепости и духовной общности караимов.

Каменные здания под двускатными черепичными крышами, где дважды в день с восходом и заходом солнца в течение нескольких веков совершались богослужения, словно задуманы одним зодчим. На самом деле их разделяют столетия.

Традиционная датировка строительства Большой кенасы (ее еще называют Соборной) XIV-м веком, возникла после публикации известного крымского исследователя А.Л. Бертье-Делагарда в 1920 г. В которой он, рассуждая логически, пришел к выводу, что здание не могло появиться ранее создания на Чуфут-Кале постоянного поселения караев (этническое самоназвание караимов). Современные ученые А. Герцен и Ю. Могаричев усматривают в этом здании характерные черты архитектуры XVII в. Однако по воспоминаниям гахама Исаака бен Шеломо (1751-1826), одного из тех, кто добился от Екатерины II признания самостоятельности нации, и всю жизнь прожившего в Кале, в 1613 г. Соборная кенаса была реконструирована. Но насколько раньше появилось это сооружение пока остается тайной.

Малая (или Мангупская) по одной из версий появилась в период между 1795 и 1800 гг. После того, как в Чуфут-Кале в 1793 г. перебрались караимы из разрушенного разбойничьими ордами Мангупа и одного здания на всех уже не хватало. По другой, Малую кенасу построили еще до прихода в Крым татар (т.е до XVIII в.), а мангупские переселенцы в 1796 г. ее восстановили. Такого же мнения придерживался известный карайский богослов и газзан Товия Леви-Бобович (1879 – 1956). В своей книге «Три странички» (1926) он писал, что караимы Мангупа разобрали свою кенасу и перенесли ее алтарь и камни в Чуфут-Кале, восстановив там древнюю кенасу. И опять, точную датировку постройки исследователи так пока и не назвали.

Как бы там ни было, Малая кенаса получила имя — бетга-ккодеш, что в переводе с древнееврейского означает «священный дом, святилище».

Кроме строительного материала и инвентаря с Мангупа перевезли также священные книги, рукописи и свитки Торы. Именно здесь ученый, писатель и богослов А. Фиркович обнаружил Вавилонский кодекс (Codex Babilonicus, 916 г.), со считавшейся утерянной вавилонской системой диакритических знаков. До сих пор эта книга одна из древнейших сохранившихся рукописей Священного Писания на древнееврейском языке. Позже, когда богослужения в Малой кенасе прекратились, Фиркович оборудовал ее под библиотеку, где хранил собранные по всему миру уникальные издания и письменные раритеты.

Караимские молельные дома по традиции при строительстве ориентировали с севера на юг, располагая алтарь в направлении на Иерусалим.

В северной части здания, в преддверии (азар), под сводчатыми арками располагались скамьи, где перед молитвой собирались старики, а также все приходящие оставляли свою обувь, т.к. внутрь можно входить только босиком. Здесь же старейшины общины разбирали жалобы по делам религии.

Внутренне помещение кенасы условно делилось на три части: возвышенное место, где перед священным ковчегом (арон гаккодеш) священнослужитель (газзан) совершал богослужение; самая большая центральная часть – шулхан (стол, т.е. место духовной трапезы), где мужчины молились, стоя на коленях; и мошав-зекеним (седалище старцев) – место, обставленное деревянными скамьями, на которых сидели немощные старики, а также те, кто пребывал в трауре.

На втором ярусе, за решетчатыми окнами, оставаясь невидимыми для мужчин, смотрели на службу женщины. Согласно караимским традициям, девушки грамоте не обучались, следовательно, молитвенники читать не могли, потому участвовали в богослужении пассивно. Поднимались они туда с бокового входа по отдельной лестнице.

Внутренним убранством кенасы служили ковры, серебряные и медные лампады, семерные люстры, свечи, подсвечники, священные книги и др.

Алтарь (гехал) завешивался шелковыми и парчовыми вышитыми покрывалами (парохетами). В нем находилась книга Закона (Тора) в двух вариантах – печатном и рукописном (Сефер-Тора). Возле алтаря стояла серебреная кружка (кубок), с объяснением на гранях ее пьедестала, по-русски и по-еврейски, кем принесен этот дар; тут же были написаны имена царских особ, посетивших кенасу в разные времена.

«В этом месте раввин Соломон Бейм имел счастье приветствовать Его Величество Государя Императора Александра II, Государыню Императрицу Марию Александровну и Великую княжну Марию Александровну 24 августа 1861 года… Дом этот удостоили также своим посещением многие отечественные и иностранные сановники: Альберт принц Прусский в 1858 году, Французский маршал Пелисье, Английский генерал Конрингон и Сардинский Ламармора в 1856 г.; а также многие другие лица, о которых память сохраняется на высотах Иудейской скалы....», — писал о Большой кинасе путешественник Ф.Ливанов в своем «Путеводителе по Крыму» (1875).

В честь посещения великих особ и важнейших событий в жизни общины во дворе кенас ставили мраморные плиты с надписями, по типу тех, что являются украшением евпаторийских храмов. До нашего времени сохранилась только одна, спрятанная в смутные времена последним смотрителем Чуфут-Кале в пещере: «Их Величества Государь Император Александр Александрович, Государыня Императрица Мария Фёдоровна и Его Императорское Высочество Государь Цесаревич Николай Александрович соблаговолили почтить древний храм сей своим Высочайшим посещением в 4 день мая 1886 года».

Возле каменного забора, слева от Большой кенасы, находился фонтан для омовения перед молитвой. Здесь же располагалась сукка — настил из металлических прутьев, наподобие шалаша, который во время праздника кущей укрывали ветками вербы, виноградными лозами, украшали фруктами.

После того, как во второй половине XIX в. жители стали покидать Чуфут-Кале, перебираясь в более благоустроенные районы, город постепенно пустел. Но еще какое-то время (до начала 20-х гг. XX в.) на большие праздники, караимы приезжали сюда, чтобы совершить молитвы в древних храмах. Последними кто остался до конца верен «Воздушной крепости», как называл Чуфут-Кале И.Муравьев-Апостол, были семья А. Дубинского, исполнявшего обязанности смотрителя, и братья Пигиты Ю. и М.

Долгие годы кенасы стояли закрытыми. Только в 1990-х вновь обратили внимание на историческое наследие караимов. Но работы и меры по его сохранению, начатые тогда, продвигаются урывками. Тем не менее, сейчас, когда караимская община собирается в Чуфут-Кале (в основном на официальные торжества) в Большой кенасе проводится богослужение. А в 2007 г. в бет-гаккодеше открылась сезонная выставка, рассказывающая о религии крымских караимов и их культуре. В экспозиции: старые молитвенники, вышивка, алтарные парохеты, подсвечники и др. Часть экспонатов предоставляет Бахчисарайский историко-этнографический музей, а часть из личных коллекций караимов.

Для справки:

Молельные дома караимов до начала XX в. назвались синагогами. Кенаса (или бет гаккенесет, что значит «дом собрания») впервые появилось в литературе в 1910 г.