Всего в Смородине 128 706 объектов и 10 989 участников
Путешествия по России
28 августа 2017, 14:42 от Sergey Vasiljev 2 2 1018

Один день в Лебяжьем. Часть 3 – Народный музей форта Красная Горка.

В первой части моего рассказа мы с внуком, решив посвятить День железнодорожника 6 августа 2017 года осмотру железнодорожных экспонатов военного и мирного назначения, находящихся на территории Лебяженского городского поселения, добрались из Гатчины через Лебяжье до форта Красная Горка.

Вторая заметка была посвящена осмотру артиллерийских установок, в том числе железнодорожных, представленных на открытой площадке форта.

После осмотра уникальных орудий мы вернулись к Народному музею форта Красная Горка, родившемуся и поддерживаемому исключительно благодаря энтузиазму неравнодушных людей.

На углу здания нас «встретил» бюст С.М. Кирова из белого мрамора, найденный недалеко от Красной горки в Гора-Валдае и изрядно пострадавший под вражеским огнём.

Чуть дальше установлена морская мина, над которой висит возобновлённая мемориальная доска о взрыве 1918 года, передающая пафосную риторику того времени.

Музей располагается в здании порохового погреба. Поэтому вход в него оборудован в виде полукруглого коридора с двумя выходами наружу, а дверь во внутренние помещения находится внутри этого коридора и снаружи не видна. Такая конструкция входа типична для оборонительных сооружений и защищает их от повреждения взрывной волной и осколками от разорвавшихся вблизи снарядов и бомб.

На стене между двумя наружными входами установлена памятная табличка, извещающая посетителей о том, что в октябре 1914 г. император Николай IIпосетил форт как важнейшую стройку империи. Ниже установлена табличка, что здание является памятником истории.

Заходим внутрь. Кругом немые свидетели и участники героической обороны Ораниенбаумского плацдарма: осколки снарядов, детали механизмов, вооружение, каски, котелки, лопаты и пр. Главным хранителем всех экспонатов, а так же их собирателем и чинителем и, конечно же, вдохновителем большой команды энтузиастов является Александр Иванович Самотрусов – автор многих научных работ и публицистических статей о военной истории и не только (фото с его страницы в интернете https://vk.com/id33308505).

В углу среди витрин с экспонатами разместился макет одного из участков линии обороны.

На отдельном столе установлен пулемёт Максим, переоборудованный для стрельбы по самолётам.

А рядом совсем уж уникальный образец – трёхлинейка с гранатомётом. Только в отличие от современных автоматных образцов на винтовке Мосина гранатомёт крепился не под стволом, а прямо на стволе, зацепляясь за мушку.

В гранатомёт засыпался порох, и вкручивалась граната. Выстреленная пуля, проходя через пороховой заряд, воспламеняла его, и граната выстреливалась. Первые образцы были поставлены на вооружение русской армии в июне 1917 года. Однако точность стрельбы была весьма низкой. В ходе Великой Отечественной войны гранатомёт зарекомендовал себя очень плохо, и в 1943 году был снят с вооружения.

Зато представленный здесь же пистолет-пулемёт Шпагина (ППШ) зарекомендовал себя очень хорошо и к концу войны стал практически символом советского стрелкового вооружения той поры.

Дабы дать молодому поколению почувствовать «тяжести» войны, хранитель музея предложил моему внуку подержать ППШ в руках и попробовать взвести затвор.

Поднять тяжёлое оружие внук, конечно, смог, а вот затвор взвести без моей помощи не удалось.

Далее нашему вниманию предстала коллекция защитных щитов к разнообразным видам вооружения.

В другом углу собраны многочисленные аппараты связи.

По заверениям Александра Ивановича все аппараты находятся в рабочем состоянии.

Алло, бабушка???

Проверить работоспособность радиостанций не представлялось возможным, поскольку стены порохового погреба, в котором располагается музей, задерживают не только снаряды, бомбы и их осколки, но и радиоволны…

В следующем отсеке мы увидели макет позиций для стрельбы железнодорожных артиллерийских систем, которые мы осмотрели перед посещением музея. Позиции эти располагались в полутора километрах к западу.

На стене бункера развешены информационные плакаты. На одном из плакатов демонстрируются внутрикрепостные средства доставки грузов, основными из которых являлись тяжёлые снаряды для крупнокалиберных артиллерийских установок.

А в следующем помещении мы смогли в живую познакомиться с одной из установок для подачи крупнокалиберных снарядов, находящейся в стадии реставрации.

Здесь опять моему внуку было предложено «показать физическую подготовку» и покрутить вороток лебёдки, что он и сделал, раскрутив его с такой скоростью, что автоматика фотоаппарата не смогла подобрать выдержку для резкого снимка.

Смотритель музея и «чинитель» этого механизма, решив подшутить над шустрым мальчуганом, попросил его остановиться, перекинул какой-то рычажок и предложил продолжить вращение, ожидая конфуза малыша. Каково же было его удивление, когда мой внук спокойно продолжил вращение лебёдки … в противоположном направлении.

Изрядно поднаторевший в создании различных механизмов (в том числе и лебёдок) в своих многочисленных конструкторах внук заслужил одобрительное покачивание головой «главного механика» музея, и всю оставшуюся часть экскурсии Александр Иванович адресовал свою информацию ему, оставляя трёх взрослых посетителей пассивными слушателями…

Облокотившись на офицерскую «буржуйку», опытный краевед поведал молодому любознательному слушателю о назначении различных предметов.

Затем рассказал и наглядно показал устройство прожектора.

У стенда с водолазным снаряжением «заставил» надеть тяжёлые галоши со свинцовой подошвой, в которых «юный водолаз» с непривычки не смог оторвать ногу от пола – каждая галоша весит по 5 кг.

В награду внуку было позволено подержать в руках уникальные находки из расположенной неподалёку усадьбы М.В. Ломоносова – вилку с костяной ручкой и фунтовую гирю, которые возможно держал в руках великий учёный.

В музее собрана уникальная коллекция кирпичей с «логотипами» заводов-изготовителей, участвовавших в строительстве Санкт-Петербурга и Кронштадта.

В основном логотипом была фамилия заводчика.

Но были и символические изображения, а особо отличившимся разрешалось ставить герб России.

В центре одного из стеллажей с кирпичами можно видеть отлитый из бронзы штамп для маркировки кирпичей на заводе-изготовителе.

Закончив осмотр музея, я сфотографировал внука за пулемётом.

А он меня снял с ППШ.

Выйдя из музея, мы с внуком сфотографировались у морской мины.

А потом внук «оседлал» её.

На этом наше увлекательное путешествие не закончилось, но о его продолжении читайте в следующей заметке